Отрывок из рассказа Пелевина "Свет горизонта".

  …
- В это трудно поверить, но нет никого, кто на это глядел бы. Все ярлыки и бирки просто отражаются в том самом зеркале, у которого нет названия. Скарабей ничего не в состоянии увидеть, потому что он сам – просто ярлык, которым обозначается отражение навозного шара. И вся жизнь, которая была дана для того, чтобы понять, что же он такое на самом деле, уходит у него на транспортировку этого шара из ниоткуда в никуда. Причем даже не самого шара, а его отражения. Ужас…
 - Почему из ниоткуда в никуда?
 - То, откуда он его катит, и то, куда он его катит, – просто ярлыки, прилипшие к навозу. Когда зеркало убирают, они исчезают, потому что им больше не в чем отражаться. Тогда выясняется, что их на самом деле никогда не было. Но, к сожалению, узнать это уже некому.
  – А разве само зеркало не может это узнать?
  – Оно и так все знает.
  – Что, все-все?
  – Или ничего-ничего.  В зависимости от того, какой ярлык перед ним лежит – «все» или «ничего». Ты становишься скарабеем, когда решаешь, что ты – это навозный шар, отражение которого ты видишь. Точно так же ты становишься светлячком каждый раз, когда хоть на секунду понимаешь, что ты не отражение, а само зеркало.
  – Значит, я уже стал светлячком? Раз я это понял?
  – Пока что ты просто положил перед зеркалом ярлык с надписью «зеркало», который иногда отражается в нем вместо навозного шара. Это еще не означает стать зеркалом. Любой ярлык, даже самый красивый, – это часть навозного шара. Если даже кажется, что он существует сам по себе, это иллюзия. Он просто отражение.  
 - Подожди. Если все, что бывает, – это просто отражение, что же тогда отражается?
Дима пожал плечами.  
 - Бирки.  
 - А откуда они берутся?  
 - Из навозного шара. 
 - А откуда берется этот шар? 
 - Из зеркала. Он просто отражение. 
 - Получается замкнутый круг.
 Дима засмеялся. …

Ответить